Светские размышления у корыта для корма.
Привет
andrey_ed
Всегда приятно посетить изысканное общество и насладиться остроумием в сочетании с изящным слогом его обитателей.

Заглянул намедни к друзьям друзей в Facebook, и там мне явилось милое нашему сердцу сострадание к ближнему. Владельца модного салона (читай, хозяина персональной страницы) за живое задела несправедливость, царящая в отдельных обществах, и он разместил фотографию в качестве иллюстрации оной. На ней чернокожая пара встречает на лестнице другую чету, с более светлым оттенком кожи. Молодая леди из прибывших, элегантно одетая, несла в руках бирюзовую коробку от Tiffany в качестве подарка. По всему выходило, что это старые и новые хозяева особняка. Не долго думая, автор блога оставил отпечаток собственной гражданской позиции: "Пожилой миллиардер под аплодисменты тысяч людей выгнал из дома семью негров, в которой они прожили восемь лет. Позор!"

Гости благородного и успешного дона тоже привыкли думать не о себе, а потому стремительно бросились вытаскивать предательские стрелы, ранившие в самое сердце, из тела хозяина. Нежный бальзам для смазывания ран держали наготове.

Мне понадобилось несколько секунд на знакомство с комментариями, но чувство прикосновения к прекрасному успело посетить меня за столь короткий срок в полной мере.

"Надеюсь, коробка была пустой", - выразил надежду один господин. И то верно: вдруг внутри оказалась бы бомба.

"А ведь произошедшее можно интерпретировать как освобождение от рабства", - поделилась своим оптимизмом дама в парчовом наряде, вероятно, вспомнив другого, второе десятилетие подряд не отрывающего рук от вёсел галеры.

Но самую жизнеутверждающую фразу произнесла графиня в норковом манто: "Как символично оканчивается год Обезьяны!"

Чувствую, мы окончательно распрямили спины и вполне можем обходиться двумя лапами при ходьбе.

Бред рифмоплетения. В соавторстве с Сивой Кобылой.
Привет
andrey_ed
Редчайший случай тут едва ли.
И предсказать его итог,
Когда его ещё не знали,
Наверно, каждый первый смог.
Намного проще быть циничным,
И, оставаясь безразличным,
Составить здесь простое мнение,
Ума холодного творение.
Итак, Любви однажды на пути,
И верно, в миг небесной вспышки, -
Его портрет в любой поэта книжке, -
Попался Падший Ангел во плоти.
Уж так угодно было провидению,
В романе этом мы имеем продолжение.

Как водится, Любви обычное призвание -
Всех демонов отчистить добела,
И после поспешить живое изваяние,
Пока не поздно, водрузить на пьедестал.
Поставить можно, тут едва ли сложно:
Поддерживать руками осторожно,
Речами пламенеть, чтоб было жарко,
Души не чаять, делать щедрые подарки.
Да вот проблема - Ангел наш устал.
Он не стремился ввысь, да и мешали крылья,
А от щедрот Любви свалившееся изобилие
Он с лёгким снисхождением принимал.
Когда один доверие даёт в кредит, открыв объятия,
Жестокий жди удар, а милый обернётся неприятелем.

Лишь те полезны добрые намерения,
Которые имеют свой возврат,
Не жди, что твой объект пустого вожделения
Вдруг даст желанный результат.
Не каждый Ангел жаждет высоты,
Не каждая Любовь даёт плоды.
У каждой красоты есть свой порок,
Жестокий мироздания урок.
Благой поступок тленом обернётся,
Был сердца мёд, вдруг кровь струится в мир.
Был Падший Ангел, вовсе стал Вампир.
Страдание болью в сердце отзовётся.
И что Любовной нарекли когда-то страстью,
Теперь пустой сосуд разбившегося счастья. (с)

Во время дождя...
Привет
andrey_ed
Комната с дивным светом,
А за окном мрачный ад.
Дождь исполняет сонеты,
И все вдруг пошло невпопад.

Ангел сидит словно в клетке,
Посреди позолоченных стен.
Края чужого рулетка
Выбрала горький плен.

Взгляд изумрудного неба
Вдруг заблестел слезой.
Как мне решить этот ребус?
Локон поник золотой.

Что мне отдать, о всесильный,
Лишь бы развеять печаль,
Чтоб её груз непосильный
Рухнул в бездонную даль.

Милого сердца темницу
Дай ты мне силы разбить.
Горьких ночей вереницу
Кинь мне поленьев спалить.

Гулкое эхо молчания
Повисло в отчетливой мгле.
Дождь твое имя выводит
На запотевшем стекле.

Комментарий к ночи длинных ковшей.
Привет
andrey_ed
Собственно, история о беспределе по отношению к праву собственности в России не нова. Обыкновенная скотская практика: если нет уважения к чужим государственным границам, граждане должны быть готовы, что бумеранг патриотизма может больно ударить по хребту каждого в ответ.

Новизна в масштабе: государство получило мандат от населения на террор в промышленных объемах. Дополнительным бантиком к подарочной упаковке служит эффект устрашения: трепещите, рабы, вас готовят к бойне. Ну и пейзаж после битвы: привыкайте, путь к очередному светлому будущему будет тернист и чреват великими потерями. Трясти в дороге будет сильно: сладкого настоящего никто не обещает.

И ещё небольшие штрихи к портрету. В известном теперь ролике о погроме в районе метро Кропоткинская поражают безразличные лица и пустые глаза ментов. Они без тени сожаления наблюдают, как ковш громит ларёк, где горит свет и присутствуют живые люди с детьми. Им откровенно по х..., что те, внутри, могут погибнуть.

Страна! Ты дошла до кондиции, всего лишь очередной. Когда люди позволяют с собой обращаться, как с мусором, глядя с подобострастием на извращенца-начальника, следует помнить, что именно так и будет. И если сегодня "прикрываются бумажками, уродуя прекрасный московский облик" другие, следует хорошенько проверить, а нет ли у тебя самого чего-либо порочащего нашу прекрасную страну.

Ужасает ещё пара вещей. Опросы даже в либеральных СМИ показывают высочайший уровень москвичей, одобривших снос "уродства". Следует помнить, что любая страна, с остервенением радеющая за воображаемые красоты окружающего пейзажа и ставящая интересы государства выше, чем счастье отдельных граждан, неизменно превращается в вонючее болото. Мы здесь это проходили, кажется, многократно, но каждый раз память из голов стремительно вышибают с помощью чудовищной лжи. И второй момент: даже вроде бы вполне вменяемые люди готовы жертвовать ближними ради перспективы "прекрасного городского облика".

Славься, страна! Ты дошла до кондиции и теперь точно встала с колен. Это уже весьма заметно.

Наблюдение за поцелуями с чёрной дыры или Все в мире относительно.
Привет
andrey_ed
Взгляд скользнул по картине и перепрыгнул на следующую. Здесь он остановился и долго всматривался в изображённые лица и пейзаж за их спинами, но видел совершенно другое - предыдущее творение художника.

Молодая высокая леди с огненными волосами, обладательница загадочной улыбки и бесконечно длинных и стройных ног, вернулась на картинку назад, взглянула в окно и задумалась.

Через пять минут родилась подпись к творению художника: "Интересно, сколько часов они целовались, пока их писал художник?..."




Седовласый джентльмен в очках с тонкой оправой обнаружил публикацию спустя тридцать минут. Он тоже взглянул в окно и тоже задумался. Картина слилась с комментарием и пробудила почти стертые из памяти воспоминания. Романтичность натуры переплеталась с познаниями в области естественных наук и создавала причудливые узоры мысли. По мере того, как воспоминания, ожившие при взгляде на молодую любовницу в короткой юбке, приобрели конкретные очертания, в голове стройными рядами рождались формулы: уравнение Шрёдингера наскакивало на принцип неопределенности Гайзенберга, а принцип Специальной теории относительности и пространство Минковского почему-то начинало входить в противоречие с Общей теории все той же относительности. А вездесущий Эйнштейн, как и положено, дразнился, показывая свой необычайно длинный язык.

Вопрос был не праздным: сколько же они предавались платоническим любовным утехам? Так это с какой колокольни смотреть. Художнику, удобно усевшемуся на горизонте событий чёрной дыры, этой пожирательнице всего сущего, время создания полотна, вероятно, показалось бесконечностью.

А молодые и счастливые герои картины этого не заметили: казалось, они только начали свой сладостный процесс орального единства...

В тот день картина взволновала многих. Она бы осталась без внимания, если бы не вопросительный комментарий рыжеволосой красавицы. Это было зацепкой, туннелем в далёкое, а может, и совсем близкое прошлое. Впрочем, для кого-то это являлось и будущим. Пространство Минковского, туннельный эффект, теории относительности... Вот это вот все - дарило Надежду вернуть прошлое и превратить его в будущее.

Луна в этот вечер светила очень ярко. И около полусотни человек в ту ночь не могли уснуть: каждый вспоминал что-то своё, неуловимое, почти забытое и вытащенное силой фразы молодой любительницы подобных картин.

У каждого была своя скамейка и свой единственный и неповторимый партнёр(ша): все в мире относительно.

Первая пристрелка.
Привет
andrey_ed
Оригинал взят у astikhin в Первая пристрелка.



Я всегда держу свои обещания и, как было объявлено ранее, книжка выложена на одну из торговых площадок - Амазон.

Странное дело - материалы Амазону, Озону и Литресу были выданы одновременно, но американцы уже все сделали, а наши до сих пор раскачиваются.

Сводная страничка книги находится вот здесь - Арнольд и я. Жизнь в тени Австрийского Дуба, на которую будут сведены все ссылки на ресурсы. Здесь же можно прочитать первые 25% книги и все что для этого нужно - нажать кнопку "читать", расположенную под обложкой.

Пока там есть ссылка на Амазон, но я продублирую ее отдельно - "Арнольд и я. Жизнь в тени Австрийского Дуба (Russian Edition)"

По цене - после прикидок решил выставить не очень высокую цену (200 рублей в наших сетях, 3,21 доллара на зарубежной площадке) для того, чтобы каждый мог ее приобрести и прочесть. Книга будет интересна в первую очередь тем, что она заканчивается хеппи-эндом (что само по себе удивительно, когда пишут про разрыв отношений).

Если же не брать хеппи-энд, то в книге есть еще куча интересной информации о том, что не надо сдаваться даже в самых сложных условиях (в одной из глав рассказывается про мысли автора о самоубийстве), и нужно прикладывать все усилия, чтобы получить желаемое и покончить с тенями в своей жизни.

P.S. Совсем забыл сказать - когда я "запинывал" книгу в системы, то у меня глаз уже настолько замылился, что я ошибся в написании своего имени (!!!), и имени автора. Так что когда увидите имя переводчика "Стихин Александра" и "Барбара Ауталанд Бейкер" знайте - это накосячил я :) Но я исправлюсь - честно слово :)

P.P.S. После публикации поста уже пришли первые покупатели (амазоновская верстка для Киндла выглядит вроде нормально). Будет, конечно, проблема с автографом, как просили некоторые, но, думаю, придумаем что-нибудь :)

Изгнание из рая.
Привет
andrey_ed
Утро. Море, песок, солнце. Сегодня ты покидаешь это райское место и возвращаешься домой. Где низкое небо и уже холодно. Но это будет позднее, через несколько часов. Еще нет восьми утра, а ты уже идешь по безлюдной прибрежной дороге играть в теннис. Все пальцы на ногах покрыты кровавыми мозолями как память предыдущих дней, ноги гудят от постоянных нагрузок. Странное состояние: коктейль из восторга и досады, что уже совсем скоро придется покинуть этот райский уголок. А природа издевается над тобой своей прелестью: легкий теплый ветер, почти пустынная набережная, по которой пробегают редкие любители утренних пробежек. Впереди будет два часа игры в теннис, купание в море, в бассейне у отеля, покупки подарков родным, бокал белого вина и три (!) - коктейля "sex on the beach": когда время рая подходит к концу, хочется получить все и по-возможности сразу.

Никогда курорт не бывает так прекрасен, как в день спуска с небес на грешную землю. Особенно, если ощущения совпадают с реальностью, и ты завидуешь тем, кому предстоит еще испытать все прелести бархатного сезона.




Арнольд очень даже при чем.
Привет
andrey_ed
Даже и представить не мог, что имя Арнольда Шварценеггера будет ассоциироваться у меня с одним из самых дорогих для меня друзей (таких можно пересчитать по пальцам одной руки) здесь, в ЖЖ.

С Александром Стихиным astikhin я знаком вот уже три года, сначала заочно, а потом, после переезда его в Москву, произошло и очное знакомство. И совсем недавно я оказался посвященным в серьезный проект Александра, связанный с переводом и приобретением эксклюзивных прав на русскоязычное издание книги Барбары Аутланд "Арнольд и я: в тени Австрийского дуба".

Желаю Александру удачи на завершающем этапе продвижения книги среди русскоговорящей аудитории! Отличный проект: многие желают совершить подобное, но далеко не каждый на это решается. Все же пятая точка у многих оказывается гораздо тяжелее, нежели представляется изначально.

И главное в таком деле - не оказаться в тени Австрийского дуба)) 

Мозоль.
Привет
andrey_ed
Первые прикосновения были незабываемыми: коктейль из блаженства, неги, сумасшедшего восторга, безумного счастья. И Бог знает из чего еще. Кожа от этих ласк становилась эластичной, тонкой, очень чувствительной. Она боялась пропустить хотя бы миг наслаждения и оттого напрягала все свои нервные окончания, отвечающие за осязание. "Неужели так теперь будет всегда?" - сияла от счастья кожа.

Небольшое покраснение показалось легким недоразумением, редким облачком на фоне бескрайнего голубого неба. Но едва саднящая боль запомнилась. Временный отказ от очередной порции прикосновений виделся совершенно разумным решением: ранка затянется, и все вернется на свои места.

Поначалу так и произошло, но что-то уже мешало радоваться так же первобытно, с такой же легкомысленной безоглядностью. Отныне и навсегда горьковатый привкус преследовал кожу повсеместно: раны имеют свойство затягиваться, но без следа не исчезают никогда.

А красные пятна тем временем снова появились: кожа становилась все тоньше, и даже былые нежные касания приносили боль.

А потом произошло и вовсе ужасное: рану обильно посыпали солью. Жгучая нестерпимая боль приносила невероятные страдания. А память по прекрасным мгновениям не отпускала и с упорством маньяка отыскивала возможности вернуться в прошлое. И оно ответило взаимностью: пришло с банкой успокаивающего нежного крема. Жжение утихло.

Но под слоем живительной массы оказалась новая порция соли, гораздо большая по размерам и какая-то совсем едкая.

И кожа исчезла бесследно, она уже потеряла способность к восстановлению. А на её месте появился жесткий на ощупь, похожий на панцирь динозавра, нарост. Это была мозоль.

В новом состоянии жить было проще: жесткие защитные слои не позволяли былого издевательства над тем, что еще находилось под этими надежными бастионами. А там продолжали жить надежды, еще сильна была вера в омоложение, в былые ощущения. И они периодически появлялись, не такие яркие, как раньше, но достаточные для того, чтобы постепенно забыть о прежних восторгах и предаться новым грезам. Все происходило по заранее запрограммированному сценарию: удовольствие сменялось болью и отчаянием. Едва вспыхивала предательская мысль о том, что вечное блаженство всё же достижимо, а мозоль открывала вход в свои чувствительные недра, как тут же источник наслаждения оказывался с щепоткой соли в зажатом кулачке и наносил предательский удар: кристаллы разъедающей субстанции приносили муки страдания.

Раны заживали долго, но и защитный панцирь мозоли становился с каждым разом прочнее. Он убивал всякую охоту к острому восприятию такой пленительной, но жестокой действительности.

Шли годы, мозоль приобретала желтоватый оттенок и уже не могла становиться источником изощренной игры чувств для кого-либо: кому придет в голову отыскивать под уродливым наростом дикую энергию страстей и желаний, сгусток самых утонченных ощущений, рвавшийся наружу. И это служило дополнительной гарантией от былых невзгод.

И всё же на каждый томительный спрос найдется сумасшедшее предложение: кто-то сумел разглядеть в недрах обыкновенной мозоли то, что сам так страстно искал. Процесс расчесывания начался с новой силой.

Это было упоительно: весь аромат ощущений был неотличим от того первого раза, когда кожа была идеально нежной и чувствительной. Ощущение дежа вю было полным: история повторялась совершенно, удивляя сходством мельчайших деталей.

Только игра становилась еще более жестокой: краткие минуты пленительного блаженства сменялись длительными периодами острой боли. Это было похоже на наркотик: невыносимые муки делали желания еще более обостренными, жажда очередной дозы становилась непреодолимой и самоубийственной. А к изощренным пыткам помимо соли добавлялись жестокие удары острого каблука, каждый раз в одно и то же саднящее место. Самый последний такой удар оказался самым сильным и наиболее болезненным. Вместе с этой нечеловеческой пыткой умирало всё: надежда, остатки чувств и желаний. Оставалось только отчаяние.

Заживление происходило долго и болезненно. И полностью его не случилось: просто ушла острота восприятия.

Не было уже никаких желаний испытать все сначала, их сменила сплошная и беспросветная тоска.

И лишь иногда, примерно раз в два года, - по обыкновению это происходило во сне, - прежние чувства и желания вдруг с огромной силой обрушивались на мозоль. И тогда её поры раскрывались, и из них вытекала почти прозрачная, с привкусом соли, жидкость.

Мозоль плакала.

?

Log in